«Камо грядеши». (3аписки коллекционера).

Ощущение, на самом деле, двойственное: первое – что всё началось так недавно – всего восемь лет минуло, а второе – всё началось лет сто тому назад. Да, именно так, порой кажется, что наша коллекция уже век как существует, а не восемь лет. И музейчик наш – суперстар, а вовсе не четырёхлетка..

Но разговор пойдёт не о возрастах. А об эволюции. А ещё точнее — нашей собственной эволюции в небольшом пространстве частного музея истории игрушечной лошадки.

Когда наша лошадковая коллекция только-только начиналась,  мы «мели» буквально всё подряд. Это такой начальный этап, который все проходят, как мне кажется. До тех пор, пока некая критическая масса не позволяет успокоиться. И задуматься. Да и лошадок в те времена объективно было так мало, что это всё нарастало крайне медленно.

Второй этап начался даже не с создания музея как такового, а когда мы в 2018 году организовали его исторический зал. Уже сам этот факт потребовал несколько перестроить тематику экспонатов, сопровождавших саму идею музея. Появились несколько странные с тематической точки зрения предметы. Странные для коллекции игрушек, но абсолютно логичные для описания истории эволюции игрушек и истории одомашнивания и использования лошади человеком.

Исторический зал

Третий этап случался после вхождения нашего “заведения” в Ассоциацию частных музеев России и наших визитов в Москву на выставки–ярмарки и мероприятия Ассоциацией организованных. Тема игрушки стала по-особенному звучать для нас в историческом контексте русских народных игрушечных промыслов. И тема эта оказалась настолько обширной, что отвлекаться на околотрадиционные и всемирные промыслы стало просто некогда!

Тематический зал. Современный вид.

И, наконец, этап четвёртый. Совершенно логичный, но до него тоже надо было “дожить”. Это этап изготовления собственных, так сказать, ”фирменных” игрушек, которые определяют уже не просто музей, а некий собственный игрушечный промысел. Сказать, что он уже случился – пожалуй рановато. Но то, что он стартовал – это таки — да.

Лошадки собственного производства

Куда нас заведёт дальнейшая наша эволюция? Друзья из “больших музеев”  предрекают страшное “затоваривание” наших залов, необходимость создания фондов и временных экспозиций. Но, пожалуй, правильная эволюция коллекции должна пойти по пути более точечного и тщательного отбора и поступлений и их продуманного экспонирования. В правильном смысле, наверное, каждая экспозиция должна стремиться к варианту выставки одной картины в Пушкинском музее. Когда в центре темы – настоящий шедевр, достойный отдельной медитации и созерцания. А контекст, в который он помещен, даже если тот обогащён экспонатами, должен всё равно работать на один единственный центральный предмет. Ну – или на два или три – в зависимости от сюжета – если весь комплекс логичен и гармоничен.

Просто подумал.

Ваш Сергей Г.

Обновлено: 11.08.2021 — 18:58

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Александр Мошинский

    На самом деле все так, но не совсем. Центральный предмет (экспозиционный центр) должен работать на всю экспозицию зала. Он может быть в зале один, может быть окружен небольшим количеством экспонатов или множеством, но правильно организованных. Он может быть даже не одним, но комплексом ярких экспонатов. Суть в том, что экспозиционный центр должен притягивать основное первоначальное внимание, и уже от него внимание распространяется на остальное. И понимание, и общее впечатление зависит от центра…

    1. Спасибо за рекомендации!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *