Искусство древнего Кобана

Продолжаем разговор о феномене Кобанской культуры. Сегодня речь пойдёт об удивительном искусстве древнего Кобана, в частности, прекрасных изделиях из бронзы.

Наш гость — кандидат исторических наук, заведующий сектором отдела археологии Государственного исторического музея (г. Москва), руководитель Северо-Кавказской археологической экспедиции ГИМ Александр Пинкусович Мошинский.

Чем известна в мире Северная Осетия? Конечно, природой, замечательными живописными горными ущельями! А еще-то чем? Что может заставить людей в любой стране вспомнить о существовании маленькой горной республики?  Это – древняя история этих ущелий, представленная замечательными бронзами! 

Еще в середине 19 века в селении Верхний Кобан были случайно найдены несколько красивых и необычных бронзовых вещей.  В честь места первой находки вновь открытая археологическая культура была названа Кобанской. Предметы оказались образцами прекрасного искусства: совершенного литья, мелкой пластики и гравировки. Пока съехавшиеся из Москвы, Парижа, Берлина археологи раскопали несколько погребений (тщательная зачистка ножиком и кисточкой, чертеж, фото, детальное описание), местные ребята при помощи лома и лопат разграбили сотни древних могил, выбрасывая кости и смешивая до кучи находки. Музеи мира оказались забиты кобанской бронзой. Все это, мягко говоря, не способствовало изучению древней истории… Трудно разбираться в свалке.

Но произведения искусства – есть произведения искусства, и отдельные предметы, даже выдернутые из исторического контекста, могут представлять самостоятельную ценность. Мы видим множество изображений животных: баранов, оленей, собак, птиц, змей… Представлены и лошади. На портупейных пряжках, на булавках, на подвесках. Обычно изображение коня трактуют как солярный символ.

Самая ранняя из лошадок – подвеска из могильника Фаскау в дигорском селе Галиат, еще протокобанского времени (когда только закладываются основы кобанской культуры) —  XIII-XII вв. до н.э. Обилие мышьяка, добавленного в бронзу, придает изделию «серебристый» цвет.

Из этого же могильника происходит портупейная пряжка уже классического кобанского времени (первой трети I тыс. до н.э.) в виде скачущего коня. Поверхность изделия покрыта гравировкой, фигурка удивляет необычной для кобанской культуры динамичностью.

Пряжка из могильника в селении Верхний Кобан, в отличие от предыдущей, изображает коня в статичной позе, но на его голову надета уздечка, которой нет у скачущего коня из Дигории.

На навершии булавки из этого же могильника изображен всадник, с лицом, обращенным вверх: к небу, к богам.

Сохранился целый ряд уздечных комплектов: удила (вставлялись в рот лошади) вместе с псалиями (служили для распределения нащечных ремней уздечки и повода). В одном из таких комплектов псалии украшены лошадиными головками.

Коней иногда клали в могилы, посвящая их умершим хозяевам. Но чаще клали только уздечку… Одна уздечка из раскопанного в 1996 году экспедицией Исторического музея в дигорском могильнике Гастон Уота комплекса V в. до н.э. содержит удила, псалии, 21 бляшку в скифском зверином стиле в виде головок львов и грифонов и 2 кобанских колокольчика. Так как весь комплект был найден в непотревоженном виде, удалось сделать реконструкцию.

В этом же могильнике найдена и золотая височная подвеска с двумя лошадиными головками 4 в. до н.э. Подвеска импортная, привезена из Закавказья, но носила ее кобанская женщина. В культовом смысле она ее вполне устраивала!  Парные лошадки или лошадиные головки в контексте близнечного культа были широко распространены на Северном Кавказе… Близнечный культ был посвящён солнцу и луне, тьме и свету, жизни и смерти…

Обновлено: 16.01.2020 — 12:58

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *