Лошадиные миллионолетописи

Если говорить об истории игрушечной лошадки, не обращаясь к истории эволюции самой лошади, одомашнивания её человеком, а также её роли в поворотных моментах человеческой истории – значит уподобиться недобросовестному исследователю. Нам представляется, что такое углубление темы справедливо. Даже несмотря на то, что в больших и малых хронологиях этого вопроса загадок остаётся немало. 

О месте происхождения лошади палеонтологи, а также археологи и специалисты по древней истории, спорят до сих пор, потрясая калейдоскопом стран и континентов. Однако, большинство серьёзных исследователей родиной лошадей называет Америку. Именно на этом континенте лошадь миллионы лет эволюционировала как вид, волнами миграции заполняя просторы Азии и далее на запад. В те времена российский Дальний Восток и Аляска были связаны перешейком, который делал такую миграцию возможной. Но здесь же возникает и первая загадка. Около 10 тыс. лет тому назад лошади на американском континенте необъяснимо исчезли. И вернулись на свою прародину только с испанскими завоевателями после открытия Америки Колумбом. Можно предположить, что их просто съели, как в Сибири съели мамонтов. Однако кладбища мамонтов мы находим. То есть, не очень-то их и съели. А вот кладбища лошадей в Америке нам не известны.

Расходятся исследователи и в датировке появления первых лошадей. Если считать таковыми животных однопалых, по современной терминологии непарнокопытных, (а далекие предки лошадей – от анхитериев до гиппарионов были трех- и четырехпалыми) то можно говорить и о 5 миллионах лет тому назад (верхний плиоцен), когда появились первые однопалые гиппарионы, и об одном миллионе лет тому назад, когда однопалые предки современной лошади завоевали пространства Европы, Центральной Азии и Северной Африки. Не вызывает сомнения, что копытная «однопалость» современных лошадей вызвана их расселением по азиатским степям, поскольку мягкая травянистая земля прерий сменилась на достаточно твёрдую почву открытых просторов степей. (Рис.: схема эволюции лошади по данным В.О.Витта, О А.Желиговского и др., 1964)

Достаточно интересен период истории человечества в эпоху мезолита (40 тыс. лет  назад). Возникает простой вопрос: неужели человеку до самой эпохи неолита (10 тыс. лет до н.э.) не приходило в голову использовать лошадку как-то иначе, а не просто её съедать? Или дикие лошади так сильно брыкались, предчувствуя будущее рождение устойчивого словосочетания «пахать, как лошадь»?

Опять же! В знаменитом Сунгирском захоронении (возраст – около 25 тыс. лет) вдруг обнаруживается амулет в виде лошадки, сделанной из кости мамонта. Предположить, что так значимо амулетировали еду? Ох, что-то сомнительно…

Так или иначе, к эпохе неолита человек наелся и согрелся и посмотрел на лошадь, как на большое и сильное животное, способное споспешествовать ему в покорении мира. И покорение случилось. Но на протяжении всех этих долгих 10 тысячелетий без лошади это представляется немыслимым.

Одомашнивание лошади (11 тыс. лет назад) первоначально не привело к каким-то эволюционным прорывам. Её продолжали есть, «коллекционировать» в стада… Наконец, некий одинокий пастух, мучимый движительной ленью, догадался сесть на лошадь верхом. Тогда же, видимо, появилась и первый лошадиный «гаджет» — удила. Но поскольку веревка больше была похожа не на элемент управления, а на простую удавку, ещё почти пять тысячелетий человек ездил верхом, просто держась руками за гриву. Однако даже этот вариант снабдил человека способностью передвигаться быстро и на значительные расстояния.

Понятно, что при этом первым элементом управления лошадью стала уздечка. Удобства она добавила немного, но лиха беда начало. Её усложнение и развитие стало особенно важным после 3-го тысячелетия до н.э., когда человечество изобрело колесо. Связка колесного груза и тягловой силы потребовала усложнения и модернизации инструментов управления. От этой связки уже совсем рукой подать до египетской колесницы.

В те далёкие тысячелетия лошадь была все же предметом роскоши, и впрягать её в телегу было делом дурным (быки или ослы были дешевле и размножались веселей). Это уже несколько тысячелетий спустя лошадь и телега стали символами крестьянского благополучия и процветания. А за 2 тыс. лет до н.э. на запряженных лошадьми колесницах ездили цари, военачальники, олимпийцы, ну, или отважные воины. Собственно кареты с тройкой или шестёркой лошадей для выезда аристократии – это просто продолжение той же египетской, а затем и римской традиции.

Между прочим, печально известная Троя (V в. до н.э.) процветала экономически именно потому, что была мощнейшим транспортным узлом по продаже в Европу азиатских лошадей. Поэтому-то хитроумный Одиссей использовал для «взлома» стен Трои фигуру гигантского коня: для троянцев конь был символом могущества, процветания Троянского царства, и у кого бы рука поднялась уничтожить этот символ, когда он вдруг стал ещё и знаком военной победы?

Дальше (сравнительно с неспешной эволюцией прошлого) история гаджетов пошла галопом, так сказать. Во втором тысячелетии до н.э. появились удила. В первом тысячелетии после н.э. – стремена. Именно благодаря большей устойчивости посадки верхом германские варвары завоевали половину Европы. Собственно,  это уже железный век. И, наконец, в конце первого тысячелетия н.э., были изобретены подковы. Да и пора уже было подумать о сбережении лошадиных  копыт!

Покоряя пространства, лошадь стала не только частью нового военного превосходства. Уже со второго тысячелетия до н.э. — это и средство связи. Можно бесконечно восхищаться героем марафонского прецедента (490 г. до н.э.), но в те времена лошадь уже была средством почтовой связи. Пробег героя от Марафона до Афин с этой точки зрения воспринимается как некий анахронизм, хоть и ставший легендарным. Для меня это тоже загадка: зачем было так надсаживаться при наличии лошадки?

Заканчивая наши «лето-писи и зимо-писи», добавим. Игрушечная лошадка эволюционировала вместе со всей чередой метаморфоз с одомашниванием лошади, расширением сфер её использования, развитием конной атрибутики, взаимоотношением коня и всадника. Это отдельная большая тема, но в игрушечной лошадке, как в зеркале времени, отражена вся неспешная (по нашим меркам) и эпохальная (по её значимости) взаимосвязь степени покорения человеком дикой природы и его триумфального восхождения к почетному, но обязывающему званию «Царь природы»!

Мы ещё не коснулись темы эпосов и мифов, религий и легенд, где лошадям отведено почетное, едва ли не первое по значимости место; народных оберегов и сказаний, где лошадь – неизменный знак богатства, счастья и славы. А вы говорите, игрушка? Да нет! Это Лошадка с Большой буквы «Л», с той же буквы, что начинаются слова «любовь», «лидер» и «легенда».

Ваш Сергей

Обновлено: 09.02.2019 — 15:32

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *